Стихи про русь

Стихи про русь

А.Ю. (Беловодье).

Истоки

Взошло Ярило над полями, раскрасив в золото жнивьё.
Запели птицы над лесами, сгоняя ночи забытьё.
Открылись зеленью поляны, вновь зашумел сосновый бор.
И Водяной, воспевший Ния, продолжил с Лешим разговор.

О временах, Исток которых, исчез в глубинах вечных лет.
О той поре, как на Мидгарде рождён был Белый человек.
Глаза — небсное сияние, и взор был мыслью окрылён,
Тот человек — Богов потомок, был Силой Духа наделён.

Он жил в гармонии с Природой, во Славу Рода созидал,
Его великие деяния Сварог небесный наблюдал.
Во времена великой скорби его утешить мог Услад,
А в час усердного ученья, Перун ему помочь был рад.

Он верил в то, что Боги рядом, они придут, лишь молвишь Зов,
И эту Веру сохранил он, для своих внуков и сынов.
То Быль, укрытая веками, хранима до последних дней.
И только лишь в Преданиях Древних, соединимо Сердцем с Ней.

1970 г.

СВЕТ

Всем Староверам посвящается.

Когда Солнце встает над Родною землею,
И Ярилу с утра правьславляет народ.
Дети Сварога крепкой, большою семьею,
В дружном труде укрепляют свой Род.

Для Перуна, Инглии возводятся храмы,
Пред Куммирами светит Семаргла Огонь.
Не к чему Староверам заморские страны,
Лишь в небесах бы сиял златой посолонь.

Солнечный свет освещает весь Ирий,
Свет Веры Предков – младые серца.
Мы правьславляем Богов, наших Предков,
С ними и Верой наша Жизнь, до конца!

1972 г.

ПРОСНИСЬ ДУША

Памяти Князя А.В. Суворова.

Проходит жизнь, как сон тревожный, нелепо, словно не своя.
Не тешат шелестом дубравы, неслышно трели соловья.
Не слышат дети о сказаньях, что в глубь веков уводят взор.
Не видят взрослые злодеев, что на Руси чинят разор.

Чужих ворон — зовут орлами, не видят Руских соколов.
Везде сплошное равнодушие, что молвить не хватает слов.
Распята Матушка–Россия, в забвении Боги и Душа.
И древней лепоты строения, уже не стоят ни гроша.

Доколь терпеть несправедливость, и серый смрад безликих дней.
Глядеть уныло равнодушно, как грабят старцев и детей.
Зачем губить нам свою Душу, на радость недругов, врагов.
И рабски преклонять колени, у алтарей чужих богов.

Проснись Душа, настало время, восстать из серой пелены.
Очистить напрочь мир от скверны, во славу Руской Старины.
Восславив Сварога и Рода, мы возродим былую стать.
И созидая для потомков, Россию будем прославлять.

1983 г.

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ

Омской поэтессе Татьяне
ЧЕТВЕРИКОВОЙ посвящается.

Мы славянским Богам не умели молиться
Заходили во храм – иудейские лица.
Князь Владимир!

Будь проклят за то, что ни разу
Не молились Богам, как и мы, — светлоглазым.

Русокосым Богиням, что деток славянских
окунали в Оми, не в волнах Иорданских.
Свет Сиона и храм Соломона – чужое.
Оттого мы и жили с пустою душою…

…В заповедных лесах, где ни конных ни пеших,
Укоризненно ухнет затюканный леший,
Да кикимора вдруг из болота окликнет,
Да в ночи домовой половицею скрипнет.

Но, а мы все стояли во тьме, у порога,
За которым сиянье Даждьбога, Сварога,
Тех, что райским блаженством славян не прельщали,
Тех, что пламенем адским славян не стращали,
Что учили: Душа есть у камня и древа…
Но от нас сокрывали все строки, напевы.

И ходили всю жизнь под чужими богами,
И себя – поделом! – называли рабами.
А теперь уж настало время иное,
И Богов своих славим мы с чистой Душою.

1994 г.

Любовь ПРИБЫТКОВА (Россия).

***

Север, юг, запад, восток,
Грань Вселенной, поиск веков.
Все стихии слились в поток,
Нет реки, а все ищут брод.

Осень, лето, зима, весна,
Есть ли вечность и где она.
Смысл жизни, а есть ли он,
Что же будет, когда умрем.

Детство, юность и старость наша,
Где хранится безсмертия чаша.
Все вопросы сплелись в клубок,
Грань Вселенной, всего Исток.

***

Ветер тучи стянул на западе
Клочья черные разметал.
В горизонтной глубокой заводи
Он Жар-прицу в капкан поймал.

Купол небес прогнулся низко
И все краски смешались в нем.
И мелькают в просветах искры
Желто-розово-красным огнем.

Отраженные сполохи света
Словно крыльев трепещущих взмах.
Космы пурпура и фиолета
Оставляют на черных грядах.

Бьется Солнце в стальных оковах
Сердцу вольному лучше смерть.
Так сгорай же в лучах багровых
Непокорная жизнь круговерть.

Ведь на завтра другая птица
Принесет на хвосте рассвет.
День затлеет и возгорится
Запылает на много лет.

***

Маятник качает на руках
Только что уснувший лунный луч
Его мать осталась в облаках
Смотрит беспокойно из-за туч.

Половицы дрогнут невпопад
Шкаф в своем углу всхрапнет немного
Ставни тихим шепотом скрипят
Дремлет дверь-старушка у порога.

Этот дом заброшенный давно
Посреди земли стоящий криво
Верит всем предательствам назло
В то, что счастье не проходит мимо.

***

Нет ни будущего, ни прошлого
Мы вдвоем на краю земли.
Белым снегом слегка припорошены
Одинокие наши следы.

Нет ни вечного, ни настоящего
Только счастье на чистых листах.
Мы стоим и от ветра бодрящего
Наливаются слезы в глазах.

Нас никто не найдет, мы потеряны
Заковать жизнь не смеет в тиски.
Просто мы растворились во времени
Вдалеке от мирской суеты.

***

Мы с тобою на земле ничьи,
Но судьбой распорядились в небе Боги.
И для нас огонь во мгле зажгли.
И почти пересеклись с тогой дороги.

Мое сердце чаще бьется ожидает.
И как будто бы поет во мне душа.
Только разум сердце заглушает,
Что придумала я все себе сама.

И надеяться уже перестаю на счастье,
И, связующую нас, теряю нить.
Огонек волшебный в небе гаснет.
В хаос мыслей возвращая жить.

Так рождаются и умирают звезды.
Так теряются порой во мгле ручьи.
Так цветы свои роняют слезы.
Так и мы с тобою на земле ничьи.

***

Там за синим морем неба
С белыми волнами облаков,
Нас покинут горести и беды
И сгорят тиски земных оков.

И окажемся мы все в стране желаний
Назовите Раем или как…
Что при жизни нам казалось важным,
Здесь окажется простой пустяк.

И вздохнем свободно и счастливо
Ощутив полет своей Души,
Как здесь всё и мило и красиво
Но у каждого опять свои пути.

Мы умоемся росой и Души наши
Полетят сквозь тьму к сиянью звезд,
Чтоб наполнить землю материнским счатсьем
И печалью первых детских слез.

***

Осеняя печаль,
Для юности прощенье.
Глядеть куда-то вдаль,
Ищу успокоенье.

Глубокая тоска
Дождливое прощанье.
Так верить в небеса,
До разочарованья.

Срываться в вышину,
В неистовом течении.
Молиться в тишину,
До умопомраченья.

Так требовать любви,
До хрипоты молчанья.
И сочинять стихи,
В безумье целованья.

Осенняя печаль,
Природы расслоенье.
Как бабочки в хрусталь,
Закованы виденья.

Зажатые в тиски,
Напрасные надежды.
Мы гибнем от тоски,
Легко и неизбежно.

А жизнь идет вперед,
С Душой на параллели.
Об этом сон поет,
А раньше люди пели.

***

Кто не воюет тот – не погибает,
Кто погибает, в вечности живет.
Две тыщи лет в России снег не тает,
Две тыщи лет война и снег идет.

Война идет незримыми шагами
И я за ней иду в седьмом строю.
А надо мною небо с облаками,
Которое так сильно я люблю.

Я ртом ловлю летающую влагу,
Но солоно от пота и от слез.
Я в бой иду совсем не за награду,
А чтобы ты жила среди берез.

И как птенец безкрылый неумелый,
Протяжный крик свой пробуя на вкус.
Наш командир вступает в этот белый,
Холодный снег, где остывает пульс.

***

Природа часто преподносит чудеса,
Когда своей мечте откроешь дверцу.
И если ты попросишь небеса,
Они дорогу отыскать помогут сердцу.
И в январе наступит друг апрель,
Летят к чертям законы неба и прогнозы,
И в танце завершит свой круг метель.
И разразятся вместо снега грозы,
И время остановит бег на миг.
И ангел по земле пройдет босой,
Неся над головой наш век как нимб.
И папоротник расцветет звездой,
Волшебный добрый свет храня за ним.

***

Вот небо наливается свинцом
И капли звезд нам падают в ладони.
И землю охватив своим кольцом
Восходит Солнце в черном небосклоне.

И отступает в ужасе с черты Луна,
А вместо ночи остается только пепел.
Срываются с ресниц обрывки сна
Их тут же к облакам уносит ветер.

И в этой призрачной рассветной тишине
Где радуги раскинулся венец.
Где только я и ты наедине
Звучит мелодия двух бьющихся сердец на всю Вселенную…

***

Я смотрю на скатерть небесную
С бахромой из серебряных звезд.
Скоро станешь ты белой невестою
Князь прибудет из сказочных грез.

И тогда любовь птицей розовой
В вышину полетит к облакам.
И умоется вешними грозами
И подставит себя лучам.

Пропитавшись огненным ветром
И дурманом лесной травы.
Заискрится вдруг красочным светом запылает в твоей груди.

Ускользнет потом солнечным зайчиком
Отраженьем твоей души.
Обернется тем самым мальчиком
О котором мечтаешь ты.

Может быть на воздушном шаре,
Прилетит он к тебе с небес.
Ну а может под парусом алым,
Увезет в свой волшебный дворец.

Будет музыка звонче капели
Будет воздух пьяней вина.
И от счастья, как с карусели
Закружится твоя голова.

День промчится как таянье льдинки,
А под вечер пойдет снегопад.
Закружишься и ты как снежинка
Примеряя венчальный наряд.

***

В тревожном ожидании начала,
Смотрела жизнь скорбя на небеса.
Она своею сложностью пугала,
Хотя была до ужаса проста.

И мчались облака по небосклону,
И молниями скалилась гроза.
А люди шли туманами влекомы,
На солнце ослепив свои глаза.

И тишину взрывал неосторожно,
Рокочущий гортанным криком гром.
И эхом бездна отзывалась ложно,
В смятенье повергая всех кругом.

Лупили капли землю безпощадно
Хлестали струи, острою лозой.
Поило небо, и все пило жадно
Захлебываясь счастьем и водой.

***

Любви завидовать пустое,
Она беда, тоска и боль.
Однажды завладев тобою,
Навек останется с тобой.

Любовь на многое способна,
Творить и рушить без следа.
Она как некто безподобна,
Она как нечто дорога.

Любовь бывает невзаимна,
Ты не кляни, живи любя.
Она как поросль наивна,
И ядовита, как змея.

***

Снова время теребит страницы,
Водит пальцем по буквам в строке.
Улетают от осени птицы,
И листва прикоснулась к земле.

Ветер шапки срывает с прохожих,
А устанет на небо взлетит.
Там он сладкую косточку гложет,
И на звезды ночами скулит.

А дожди маршируют по крышам,
Здесь одна барабанная дробь.
Но их музыку люди не слышат,
Говорят: «как занудливо льет».

И обиженно осень рыдает,
Обнимая за плечи дома.
И снежинками слезы слетают,
Так ей хочется ласки тепла.

***

На улице седой и мрачной,
Под нудным проливным дождем.
Уж сколько лет фонарь невзрачный,
Стоит сутулясь под плащом.

Его никто не замечает,
Все по своим делам бегут.
А он усердно освещает,
Тот темный и опасный путь.

И ждет с надеждой, может завтра,
Пройдет счастливый человек.
Поднимет голову внезапно,
И крикнет всем: «Да будет свет».

***

Меня любовь на небо вознесла
А груза у Души чтоб опуститься мало
И белых крыльев за спиной не стало
Чтоб выше я подняться не могла.

Теперь хожу по звездам наугад
Свой Млечный Путь ищу не так, как надо.
А ты идешь быть может где-то рядом
Ты в том что я слепа не виноват.

С надеждой Боги смотрят с высоты,
Когда же образумятся их дети.
Когда не будут падать в бездну смерти,
И в жертву Души приносить свои.

***

Березы косы распустили русые,
А дуб кудрявый бороду свою.
Я посмотрю в глаза твои, чуть грустные,
И на колени голову склоню.

И птицы песни запоют рассветные,
И разобьют в осколки тишину.
И я скажу свои слова заветные,
О том, что столько лет тебя люблю.

Как долго жаждала я этого мгновенья,
Как терпеливо трепетно ждала.
Услышать сердца частое биенье,
В груди что замирает не дыша.

Всего на час нас обвенчает храм природы,
Шестьдесят минут так мало для любви.
Но в небесах, судьбы законы строги,
Кому-то розы, ну а мне шипы.

Ты улыбнешься покиваешь головою,
И промолчишь, да и к чему слова.
Спасибо и за то, что был со мною,
Спасибо, что меня поцеловал.

Я буду долго привкус этот помнить,
Березового сока на губах.
У всей вселенной были на ладони,
А вся вселенная была в твоих руках.

***

Ты как лучик золотой, у солнышка.
Как в пшенице полевой, зернышко.
Как прохладная роса, на заре.
Распустившийся цветок, по весне.
Как душистая пыльца, на губах.
Как дорога без конца, в облаках.
Ты как детская мечта, после сна.
Как сегодня без вчера, навсегда.
Как сорвавшийся поток, грозовой.
Как размывшийся песок, за волной.
Как у Млечного пути, города.
Как нестройные стихи, про тебя.
Как за каменной стеной, тут и там.
Я везде пойду с тобой, по пятам.

***

Когда для молитвы, не хватит дыханья,
Когда у любви, не найдется мгновенья.
По свету пойду, в безприютном скитании,
И Душу свою, раздарю во спасенье.
Разброшу по крохам, на все расстоянья,
Рассыплю по каплям, в дождливом смятенье.
И будут от слез моих, звезды рождаться,
Мне время, биение сердца заменит.
В следах моих, будут цветы распускаться,
А жаркое пламя, всю землю объемлет.
Есть сила во мне, только стоит дождаться,
Она, до поры, лишь в забвении дремлет.

***

Была весна, шумел апрель,
И пахло вербой за окном.
Нес аист в клюве колыбель,
В обшарпанный родильный дом.

Расправив крылья он курлил,
Баюкал Душу не спеша.
И ветер разбивался в пыль,
И снег с небес летел кружа.

А ночь, накинув теплый плащ,
По улицам незримо шла.
И усмиряя детский плач,
Бросала звезды-жемчуга.

Час расставанья наступил,
И в муках боли закричав.
Собравшись из последних сил,
Мать принимает малыша.

Как много лет, с тех пор прошло,
Сердца огнем и счастьем налиты.
Уж наши дети вьют гнездо,
И к ним спешат все те же аисты…

Мара и Ян Вятич (Беларусь)
(на белорусском языке)

Загараецца новае Сонца
Там, дзе Веды яднаюць людзей.
З’зяюць нам у Сусвеце бясконца
Тайны Вечноай Вясёлкай надзей.

Хай праносiцца праудай вялiкай
Перуна незабыуны наказ.
Верым, дыць нам у сям’i ммногалiкай,
Мiжсусвет, ты упомнi пра нас.

***

Божа вялiкi,
Прыйшоу у нашы души.
У жыццi таксама
Божа прыйдзi.

Папараць – кветку,
Як цуд незвычайны,
Верным сынам
Сярод зорак знайдзi.

Сварга раскрыйся
Насустрач iмкненню.
Слова Перуна
Мы марым пачуць.

Будзе нам вечнасцю
Тое iмгненне.
Браты тое слова
У свет панясуць.

Бог Род вялiкi,
Светлае iмя
Шчыра, як мама
Гучыць для дзяцей.

Сэрца тваё
Хай мальбу нашу прыме
Зробiць шчаслiвымi
У свеце людзей.

***

К.А.И. (Беларусь).
(на белорусском языке)

На вулiце мокра,
Солнца не вiдаць.

Беларусь любiмая
Каб у новым вецце
Перуна Табе Познаць!

Богi вялiкi нашы,
Нябесныя родзiчи нашы
Мы душою з Вамi
будьцця апорой нашай!

Каб прыгожыя думкi мелi,
Каб прыгожыя песнi пелиi!

***

Петр КОЗЛОВ (Россия).

Отцу Александру.

Проживаю в Асгарде Ирийском,
где когда-то Один восседал,
а потом проделал путь неблизкий…
Проживаю в Асгарде Ирийском
и о том недавно я узнал…

Омь свое названье сохранила,
Ирий называют Иртышом,
в нем воды целительная сила.
Время ничего не изменило —
Рускою наполнено Душой.

Был здесь Александр Македонский,
видел снег, на Ирии – шугу
(это нас не удивляет в Омске),
мимоходом был здесь Македонский
и не уподобился врагу…

Нет, непобедимо Беловодье –
семь его прекрасных светлых рек:
здесь такой высокий Дух в Народе,
что враги войска свои уводят –
безоружен всякий имярек…

В городе Богов – скиту на Оми –
я живу, как Один, не один,
о другом не помышляю доме.
В городе Богов – скиту на Оми –
сам себе и Бог, и господин…

Презираю рабство в человеке.
Призывают видеть Небеса.
Млечный Путь и Беловодья реки
говорят о жизни в новом веке,
чистой и прозрачной, как роса…

4.03.2000 г.

***

Россия, что стало с тобою?
Что стало с тобою, Народ?
Какою дорогой-тропою
тебя провиденье ведет?

Не кормчие, нет!

Не герои,
которых несут на щите…
Идем ли к подобию Трои
при нашей при всей нищите?

При нашем природном богатстве,
богатстве ума и Души –
смогли искушенью поддаться
в столицах и дальней глуши…

Но что отвергаем с размаху,
и что на заметку берем?
Как будто, отчаясь, на плаху
мы головы наши кладем…

1991 г.

***

Двадцатый век, средневековье:
сыск (инвизиция) и смерть…
В нем наворочено такое,
чего катарам не суметь…

Что манихеям не под силу,
хотя попробывать могли б.
На дыбе ты еще, Россия,
но над тобою – Божий нимб!

Еще в твоих просторах мглисто –
блестит Георгия копье –
они отходят, атеисты,
идут в свое небытие.

И злоба их не убывает,
и безполезно им твердить:
Добра без Бога не бывает,
а Бог сумеет победить!..

Когда последний канет в Лету –
век прошумит, а может – два,
но нам любить Россию – эту,
что исстрадалась, но – жива!

Любить во всякое мгновенье,
в минуту каждую и в час.
Средневековье? Возрожденье!
Оно, даст Бог, начнется с нас!

1996 г.

Когда–то грыз гранит науки
Я с прытью юной и упорством.
Словарь листали мои руки,
И взгляд пытлив был без притворства.

А нынче в интернете внуки
Такие шлют мне сообщенья,
Что Аз краснеет, млеет Буки,
А я киплю от возмущенья.

«Лошара», «Че», «Привет медвед»…
Язык наш, кажется, стал «краше».
Так гаснет просвещенья свет
В наследии великом нашем…

С Днем письменности и культуры
Хочу поздравить всех славян.
Пускай язык литературный
Всегда по нраву будет нам!

Гордясь наследием духовным,
Мефодия с Кириллом вспомним!
Богослужением церковным
Особо чтится труд огромный…

Дарить давайте книги детям,
Пусть Пушкина они читают!
И с этим днем пусть в интернете
Друзей по-русски поздравляют!


В мае важный праздник есть,
День славянской письменности.
Кириллу и Мефодию слава и честь,
За алфавит ими прописанный.

Желаем вам ценить культуру,
Традиции родные не забыть.
Читать всегда нашу литературу,
И знания свои потомкам сохранить.


Поздравляю с Днём славянской письменности и культуры, с праздником просвещения и образования. Когда-то всё начиналось с простой азбуки, и дошло до великих масштабов развития науки и появления различных направлений культуры. Так пусть и дальше славянская просвещённость развивается, пусть наш человек получает надлежащие знания и духовные ценности, пусть в каждом из нас проявляется интеллигентный и культурный человек.

Еще поздравления в прозе →


С днем славянской письменности
Вас я поздравляю,
Кирилла и Мефодия
Мы свято почитаем.

За алфавит славянский
Мы их благодарим,
Культурное наследие
Бережно храним.

Грамоте детишек
Учим с малых лет,
Издревле народ твердит,
Что ученье — свет.

Желаю, чтоб язык
Родной мы берегли,
Его своим потомкам,
Чтоб передать могли.


С днем славянских языков,
С днем культуры нашей!
Каждый их хвалить готов,
Неприятель даже.

Языков богаче нет
И литературы.
Пусть они нам дарят свет
Истинной культуры!


Грамота — к успеху путь,
Друзей поздравить не забудь!
Тот, кто к азбуке приучен,
Славянской грамоте обучен,
— тот нигде не пропадет,
И на помощь всем придет!
С праздником всех поздравляем,
Учиться с радостью желаем!


Кирилл и Мефодий начало эпохи
Где книги славянам как крылья даны!
Мы с ними свои покидаем пороги
И ровно летим за пределы страны!

И в день этот майский одарим поклоном
Богатство веков что впитал алфавит,
Для жизней оно материнское лоно
Пусть каждый птенец его нежно хранит!


Много веков тому назад
Равноапостольные братья
Кирилл с Мефодием под стать
Открыли письменность с печатью.

Сейчас мы учимся читать
По новым книгам — электронным,
И в Интернете зависать,
Его безбрежьем покорённы.
Истоки помним, свято чтим,
И головы свои склоняем,
Потомкам передать хотим
Культуру нашу сохраняя.

Пусть процветает наш народ,
И развивается культура,
Наука движется вперед,
И будет жить литература!


Азбуку детям
Читаем опять —
Аз, буки, веди —
Как можно не знать.

Слушают в школе
Слова-серебро,
Чтобы глаголили
Люди добро.

Буквы, как знамя,
За строкою строка,
Останутся с нами
Века и века.


С днём славянской письменности и культуры
Поздравляем всех, кто силой твёрд,
Силой слова, речевой фактуры,
Кто любовь к корням в душе пронёс!


Заслугам святых память навек,
Спасибо, Кирилл и Мефодий!
Знает со школы любой человек,
Будь Стёпа, Никита, Амвросий…

Азбука есть начало историй,
Хранимых уже много лет.
С Днём славянской культуры
Поздравляю сегодня всех!

Поздравлений: 52 в стихах, 8 в прозе.

Пантеон славянских богов

Каменский Александр Васильевич

Пантеон славянских богов 

Каменский Александр Васильевич
Видео в ютубе: https://www.youtube.com/watch?v=3b0oCbNCldE

Аудиозапись в исполнении автора смотреть http://avkamen.narod.ru/Panteon.htm

Мы знаем себя, какие мы есть, но мы не знаем, какими мы можем быть. Этот вопрос подспудно, где-то там, в генетической памяти, периодически витает в голове каждого человека. Почему всё таки как-то у нас всё не так, не по-людски, не по-человечески получается, вроде и верим во Христа и ждем от него милости и улучшений, да и сами вроде без дела не сидим, всё в трудах праведных, то на Отечество, то на новоиспеченных хозяев жизни, а всё хорошее как-то мимо проходит. Смотришь, а этот вот ничего не делает, а все у него есть и в церковь он вроде не так часто ходит и заповеди Христовы не особо то и чтит, мягко говоря. А мы вот всё стоим на коленях, вымаливая милость божью, подставляем то одну щеку, то другую, гнем спину то на одного, то на другого, а то на всех разом, а в награду нищета и унижение. Да еще говорят работать больше нужно  и с головой. Вот и задаешься часто вопросом — это что ж так всегда было и навеки останется? А как раньше то чем жили наши предки? А оказывается то, раньше у нас свои Боги были. Что-то, конечно, еще от наших Богов осталось в памяти народной и до сих пор, не всё еще успели вымарать и искоренить в памяти народной наши современные лжеизТорики. Так давайте то и попробуем восстановить справедливость и вернуть потомкам  наследие предков, а не часть истории взятой из Торы и представить им пантеон не римских и греческих богов изучаемых в наших школах, а наш родной, славянский, имеющий память в десятки тысяч лет, а не от рождества Христова.
Жили себе древние русичи со своими Богами-предками, почитали и прославляли их, стремясь стать подобными Богам.

Пришла пора открыть страницы
Закрытой Правды про славян,
Как из закрытой клетки птицы,
И Правь и Славь вернулись к нам

Душа осознано проснулась,
Услышав предков голоса,
И в мире всё перевернулось
И встало на свои места

Христос к истокам возвратился,
Вселить в их души дух святой,
И Мир славян преобразился,
Вернув славянам образ свой

Земля вздохнула утомлённо,
Отбросив сумрак тысяч лет,
А мы, как дети, облегчённо,
Открыли Правды чистый свет

И обретая вновь родное:
Моря и недра, и леса….
Мы просим лишь одно – покоя.
Умрите, вражьи голоса.

Там Бога нет

Кому верим столько лет?
Храмов —  уйма. Бога – нет.
Лики тёмные икон,
Словно мёртвы из окон.

Не увидел там я Русь –
Вот за это и боюсь.
Тает свет её во тьме,
Страшно, да и больно мне.

Нет славянских там Богов…,
Этот Бог – он не таков.
Он заморский, не родной,
Для него я, суть чужой,

Русь проснись! И вспомни свет!!!
Тех далёких славных лет.
Вспомни Истину и Правь!
И оттуда Православь.

Ты построй свой храм души,
Вот туда и поспеши.
Только там найдёшь ты Бога.
Только там к нему дорога.

Всевышний ОУМ

Над всем Всевышний Абсолют,
Богов объединивший в целом,
Они ему хвалу поют
И правят по своим уделам

Изначальные Боги

Род

Род  — есть начало, проявленье,
Он мироздания остов,
Пространства, времени, материй,
Отец Богов и мать Богов
Отец он Сварога и Лады,
И Прародитель и Творец,
И Сущий он, он и Единый,
И нам, славянам, он Отец.
Себя в себе всему рождённый,
И Явь и Навь он сотворил
В родных Богах запечатлённый,
В не сущем сущее открыл.

ПриРода, Родина, поРода,
Везде есть изначалье Рода

Лада

Мать богов и покровитель,
Родов, женщин и детей,
Женских дел, любви, соитий
Дел весёлых и затей
В истине Земли Богиня,
Устроитель брачных уз,
В общем, женщин берегиня,
С ними у неё союз.
Верная жена Сварога
И заступница славян
Проявленье  бога Рода
Что он в женщине зачал

Макошь

Богиня судеб, женской доли,
Богиня старшая из прях
Сестра и Доли и Недоли,
Имеет связь в других мирах,
Гаданья, искус в рукодельях,
Каким быть должен урожай,
И  плодородия уменье
В святых источниках познай

Велес

Бог торговли и зверей,
Нет хранителя верней,
Тучных стад и пастухов,
Он Бог воли, облаков…
Хитрых книжек, колдовства
Злат, богатства, ведовства
Проводник умерших душ
И в поэзии он дюж.

Стрибог

Старый Бог зимы и ветра
Бог-отец и дед ветров,
Бог воздушного пространства
Бог погоды моряков
Истребляет злодеянья,
Злые умыслы крушит,
Правит вихрями, штормами,
Ураганами рулит

СВЕТЛЫЕ БОГИ

Сварог

Сварог – Единый Бог Вселенной
Огонь небесно-голубой
Мужского Рода воплощенье,
Бог Неба, мудрости людской,
Он покровитель всех ремёсел,
Отец законов и Кузнец,
С супругой Ладой узы сносит,
Законов Прави он творец.

Правь

Правь – система всех законов
От Сварога для славян,
Для славян её по-новой,
Нужно нам вернуть, как встарь

Хорс

Бог зимнего солнца, зерна и озимых,
Скота покровитель, особо коней,
И хором ему хороводы водили,
И строили Хорсу хоромы светлей,
Хорс – он покровитель хорошей погоды,
Планеты Меркурий хранитель и Бог,
Следил за порядком и солнечным ходом,
И был в этом деле рачительно строг

Семаргл

Бог огня, тепла и пламя,
Бог-посредник для миров
Между миром поднебесным,
Явьим миром и Богов
От пожаров охраняет
Нивы, рощи и поля
Наши души согревает,
У домашнего огня

Перун

Перун – отец Ветров и Молний,
Дождя и Града, Магуры
И на холмах дубрав зелёных
Горят в честь Перуна костры

За ним русалки, водяные,
Кащей и Мара, Вий и Змей,
И колесницы огневые
Стрелами громы, шум камней

Связав в себе четыре света,
Избрав из дней себе Четверг,
Перун во всем нашел ответы
И все вопросы он отверг.

Леля
Лета богиня — Леля, Додола,
Молодость жизни влюблённых девиц,
Лилия, лотос, таджикская Лола,
Песни, стихи из поющих страниц.
Леля березой во поле стояла,
Или рябиной прекрасной в снегу,
С Ладою вместе все свадьбы играла
И хороводы вела на лугу

Дажьбог

Бог солнца, света и добра,
Дождя, природы, свадьб игра,
Богатств и помощи, даяний
И вечных солнечных сияний
Бог плодородных сил земли
В лучах и золотой пыли,
С Большой Медведицы прибывший,
И благо жизни нам даривший

Жива

Лады дочь – Богиня Жива,
Жита, жизни и зерна,
Дни рождения, нажива,
Плодородная весны
Жива в образе кукушки
Обозначит жизни край,
А весенний праздник Живы –
Это светлый Первомай

Ярило

Ярило – покровитель Солнца,
Он – проявленье Бога Ра,
Для нас Ярило – свет в оконце,
И радуг вечная игра

***
Бог проснувшейся природы,
Бог веселья и цветов,
Лета Бог и душа народа,
Света вешнего остов.
С нами день он начинает,
С нами этот день живет,
Согревает, помогает,
Защищает и поёт

Световид

Бог, несущий миру Прави
Читый свет  души своей,
Всё подскажет и поправит,
И научит, как верней,
Колесо в четыре Света,
Катит  он по небесам
Держит ось родной планеты
Крепко он  за полюса

Мать Сыра Земля

Что боле Мать для нас, славяне?
Сыра-Земля, родная мать!
Нам наши предки завещали
Любить её и защищать.
И не щадя живот лелеять,
Оберегать и сохранить
Потомков, научить, как  верить,
Как жить по Прави и любить

Ра

Творец!

Создатель! Первосвет!
Искра, огонь первоначальный.
КРАмола, РАдость и РАссвет,
ПоРА, культуРА изначальна.

Баян

Он песен Бог и славословий,
Могучей музыки славян
Весь Мир, как инструмент настроен,
Без наших песен Мир — изъян

Белобог

Белый Бог – наш Бог добра,
Радуг солнечных игра,
Чернобогу первый враг,
Солнце – Белобога стяг

Земун

Земун – священная корова,
Разлив свой Млечный путь во мгле,
Вскормила Велеса и снова
Течёт по Ирию во тьме,
Богиня туч и облаков,
Скота, земли.

Личина Лады.
Желанья ваши, ваших снов,
Всегда исполнить будет рада

Числобог

Бог всех времён и звездочётов,
Хранитель времени славян,
Он сохранил для нас в почёте,
Всё то, что Петр у нас украл

Один

Один – Бог–хранитель рун,
Вечно стар и вечно юн,
Он — Бог-воин, он отец,
С темной армией борец

Девана

А славянская Девана,
Греком взята, как Диана,
Как охотникам без Вас.
Чутких, быстрых, зорких глаз

Доля

Доля, доля – пряха счастья,
По руке судьба плывет,
По делам тебе воздастся,
По делам к тебе придёт

Недоля
Вот злосчастье, вот Недоля,
Напряла – так напряла,
Пусто в погребе, в подоле
Выжгла, вымела, смела

Денница

Богиня утренней зари,
Денница, – Хорсова сестра,
Пройдёт по краюшку земли
И вновь одна, одна, одна…

Желя

Желя, Жля – богиня плача,
Пожалеет, не иначе,
Горемычная печаль,
Всех оплачет, всех ей жаль

Заря

Дочь Дажьбога. Мать Усеня,
Свет рассвета и  зари
Вот Заря — богиня зренья,
Чад, здоровья и любви

Коляда

Бог праздных пиршеств и еды,
Прощанье нового с ушедшим,
Весёлый праздник Коляды
Весёлый свет в дома вошедший

Купала

Бог вожделенья и любви,
Бог брачных пар и очищения,
Костёр, купанье, откровенье
Воды с огнем соединенье

Лад

Бог примиренья и согласья,
Бог дружбы, искренней любви,
Навеки друг, не в одночасье,
Рука к руке, кровь на крови.

Лада и Лад

Лада и Лад – Боги любви,
Браков, веселья до самой зари,
В доме порядок, где царствует Лад,
В доме, где Лада, весёлый уклад

Лель и Полель
Нежный Бог любви и срасти,
Вместо стрел в руках свирель
Он в любви не жаждет власти,
Младший брат его — Полель

Берегиня

Жена Перуна, наша Берегиня,
Русалка Рось, Громовница она,
По радуге шагает и поныне,
Да, мать родная русским всем она,
В русальи дни венком плывёт по рекам,
Росой падёт живительной с небес,
Она весну дарует человеку,
А русским жизнь, как чудо из чудес

Перуница

Стихает битва,  ворон кружит,
Умылись кровью небеса,
И на остывшее оружье
Легла вечерняя роса
Дочь Перуница над полями,
Целуя хладные уста,
Подаст глоток воды. Славяне…
И пламя в Ирий, навсегда

Правда

Богиня Правда – вот святое,
Вот, коли б нам по Правде жить,
Настало б время золотое,
В Чести и Истине пребыть

Кривда

Богиня подлого обмана,
Неправды, лжи  и плутовства,
Витиеватого тумана,
Предательства и  воровства

Святибор

Бог лесов, боров таежных,
Он Дубыня, он и Бор,
Господин мохнатых леших,
Брат евойный – Святогор

Святогор

Бог холмов и горных круч,
И силён он, и могуч
Верный брат он Святобора
Враг — врагу, друзьям – опора

Сурица

Богиня радости и света,
Супруга Хмеля, дочь Дажьбога,
Напиток сурья, мёд приветный,
Гостей встречает у порога

Сытиврат или Сытъврат

Сын Перуна и Додолы,
Бог дождя и плодород,
Бог семян, посевов, поля
В том почёл его народ

Таусень

Бог осенних листопадов,
Солнца осени, коней,
Он мостит дорогу к хладу,
Старший брат календарей

Триглав

Сварог, Дажьдьбог и Перун,
Духи нив, лесов, подворий
Леля, Жива и Магур,
Жизнь, любовь и смерть – всех трое.
Выбирай себе любое,
С чем по жизни ты пойдёшь,
Хочешь – Правь, а хошь – плохое,
Что посеешь – то пожнёшь

Троян

Бог здоровья, трав целебных
Он пространства открывал,
Он знаток в делах лечебных,
Огнь с водою он смешал

Услад

Бог — Услад — он спутник Лады,
На пирах ему все рады
В дни блаженств и в дни пиров
С Вами быть всегда готов

Крышень

Бог Крышень — от крыши, дома,
Крова отчего и рода,
Покровитель он обрядов
Праздников и обихода

Ний

Покровитель всех морей,
Океанов, рыбарей,
Он любимец мореходов,
В море он творит погоду

Поренута

Поренута — ах ты, ну ты,
Север, Запад, Юг, Восток
Видят все четыре лика,
Пятый всех мелей знаток
Он как компас мореходу,
Он спасительный маяк,
И в любую непогоду,
С ним всегда любой моряк

Позвизд

Позвизд — Бог весьма свирепый,
Он Бог бурь и непогод,
С ним не справится нелепый,
В испытаниях он строг,
Словно карту в небе черном
Развернёт он небосвод
Коль  невежа, непроворный,
Быть тебе в пучине вод

Прок

Прок — проныра и хитрец,
Торгашам, купцам отец,
Предприимчив, деловит,
Дока он — не лыком шит.
Землепашец и кузнец,
Мореход и в хлебе спец,
Он охотник и торгаш,
Словом Прок — во всём Бог наш

Кукур

Кукур — это урожай,
Что посадишь — всё рожай,
Плодородие земли,
Почитай его, внемли.

Полкан

Человек и полуконь,
Быстр, как ветер и огонь,
На полях врага разя, —
Без Полкана нам нельзя

Баба Йога

Баба Йога, не Яга,
Все на месте и нога,
Любит сирот и детей,
Много знает про зверей,
Лес и от хворобы травы,
Бытие, людские нравы
Помогает всем героям
Хороша сама собою

Кострома и Купала

О, Кострома – сестра Купалы,
Как Боги были Вы неправы,
Соединив родную кровь
Сестры и брата, и Купало
Пошел в костер, а Кострома
В пучину вод ушла навеки
Любовь осталась и молва,
Цветок и лучший праздник летний

Водяной

Водяной – он дух недобрый,
Он в глубинах вод живёт
В деле злом – зело способный,
В омут иль в водоворот,
Зазевался лишь пловец,
Вот всё – ему конец
То-то…, нечего зевать,
Учись плавать и нырять

Леший

Леший – он хозяин леса,
Друг всех птиц, лесных зверей,
Если человек от беса
Злой и пакостный повеса,
Не собрать ему костей

ТЕМНЫЕ БОГИ

Чернобог

Бог зла и лжи, и черной ночи,
Противник чистых светлых сил,
Славянам тьму он напророчил,
Но сам он в этой тьме почил

Сатана
Бог и дьявол — Сатана,
Зло и ненависть одна,
Ложь, искус, обман, беда,
Черных помыслов страда

Вий

Он у войска Чернобога
Безлошадный воевода,
Повелитель наказаний
Пекла, мук и истязаний
 Вот и всё — Бог Вий и я
Он – посмертный мой судья,
Камни я свои собрал,
Всё ему своё отдал
Веки-камни тяжелы,
Но от них не скрыть вины,
Гол пред ним я, как сокол,
Что мне, Пекло иль костёр?

Марена, Мара

Верный спутник Чернобога,
Чернобогова жена,
Там, у смертного порога
Встретит только лишь она
Мать Обиды, Мести, Жели,
Угомона, Мора, Лени,
Мать Мороза, Карны, Сна,
Смерти, холода и зла.

Мороз

Воевода и Трескун,
Студенец и Морокун,
Бог  зимы и холодов,
Дед Мороз – всегда таков
Затрещит во льдах суровых
В иней запушит леса,
И в оконные узоры
Разукрасится краса

Волх

Он — Бог войны и вод владелец
Он —  Серый Вещий Волк славян,
Он в превращениях умелец,
Зело сие искусство знал

Буря

Буря – спутница Стрибога,
Бурь Богиня, непогоды,
Ветра, шквалов и штормов,
Буря — горе моряков
Паруса и снасти рвутся,
Мачта кренится скрипя,
Только храбрые прорвутся,
С верой в Бога и в себя

Мой Бог

Вам бы души согревать,
А не лбища разбивать,
Раболепно пресмыкаться,
Правду у врагов искать.

Записать хотят в рабы –
Не хочу такой судьбы!
Царство божие рабов…?
Нет!

Мой Бог – он не таков.

Я его в душе храню,
И лелею и люблю,
Он и брат мой и отец,
Он ответчик и истец.

Он — Всевышний, он — родной,
От него в душе покой.
Он не изверг, он не тать
Он природа, он мне мать.

Он свет солнца, он мой Род,
Он и плачет и поёт,
Силу мне даёт отцов,
И хранит от подлецов.

Он и в реках, и в морях,
На горах он, и в полях,
В звездах, в синих небесах,
И в пустынях, и в лесах.

Он в глазах моих друзей,
Он в слезах у матерей,
Голос наших праотцов,
Всюду он, в конце концов.

С ним — за мир я,
С ним я – в бой!
Вместе мы,
Одной судьбой.

Мы должны знать, как  жили наши предки многие тысячи лет назад. Мы должны возродить на нашей территории наши славянские привычки — жить по Совести. Обрести Честь и Достоинство, гордость за наше прошлое. Мы должны повернуться лицом друг к другу и обрести единство  во взаимопомощи, поддержке друг друга. Нужно научиться слышать сердце соплеменника, брата, сородича, почувствовать локоть и плечо друга и товарища. На своей территории и за её пределами мы должны сами представлять свой народ, а для этого нужно сбросить с себя рабские оковы иначе нас уничтожат поодиночке, что уже и происходит на самом деле. Наши внутренние  и внешние враги могут быть наглыми только чувствуя свою безнаказанность. При первом же отпоре прячутся в кусты и бьют из-за угла хитро и подло. Только  наши Совесть, Честь и Мужество помогут одолеть внутреннего и внешнего врага, приобрести единомышленников, сторонников и союзников  во имя счастья, добра и мира на планете Земля.

Каменский Александр Васильевич

Мой сайт http://avkamen.narod.ru/index.html

© Copyright: Каменский Александр Васильевич, 2010
Свидетельство о публикации №110052302269

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Каменский Александр Васильевич

Рецензии

Написать рецензию

Очень фундаментальный труд! Низкий Вам поклон! Слава Родным Богам!!! Буду рад, если заглянете на мою страничку и прочтёте Ночь Сварога. С уважением, Александр.

Александр Волгарь   26.06.2017 22:22   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Прочитал, хорошая работа, СпасиБо.

Каменский Александр Васильевич   29.06.2017 08:57   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Каменский Александр Васильевич

Рейтинг стихотворений про Русь

Стихотворения русских поэтов про Русь

Гимны Родине (Федор Сологуб)

1 О Русь! в тоске изнемогая, Тебе слагаю гимны я. Милее нет на свете края, О родина моя! Твоих равнин немые дали Полны томительной печали, Тоскою дышат небеса, Среди болот, в бессилье хилом, Цветком поникшим и унылым, Восходит бледная краса. Твои суровые просторы Томят тоскующие взоры И души, полные тоской. Но и в отчаянье есть сладость. Тебе, отчизна, стон и радость, И безнадежность, и покой. Милее нет на свете края, О Русь, о родина моя. Тебе, в тоске изнемогая, Слагаю гимны я. 6 апреля 1903 2 Люблю я грусть твоих просторов, Мой милый край, святая Русь. Судьбы унылых приговоров Я не боюсь и не стыжусь. И все твои пути мне милы, И пусть грозит безумный путь И тьмой, и холодом могилы, Я не хочу с него свернуть. Не заклинаю духа злого, И, как молитву наизусть, Твержу всё те ж четыре слова: «Какой простор! Какая грусть!» 8 апреля 1903 3 Печалью, бессмертной печалью, Родимая дышит страна. За далью, за синею далью, Земля весела и красна. Свобода победы ликует В чужой лучезарной дали, Но русское сердце тоскует Вдали от родимой земли. В безумных, напрасных томленьях Томясь, как заклятая тень, Тоскует о скудных селеньях, О дыме родных деревень. 10 апреля 1903

"Гой ты, Русь, моя родная, " (Сергей Александрович Есенин)

Гой ты, Русь, моя родная, Хаты — в ризах образа… Не видать конца и края — Только синь сосет глаза. Как захожий богомолец, Я смотрю твои поля. А у низеньких околиц Звонно чахнут тополя. Пахнет яблоком и медом По церквам твой кроткий Спас. И гудит за корогодом На лугах веселый пляс. Побегу по мятой стежке На приволь зеленых лех, Мне навстречу, как сережки, Прозвенит девичий смех. Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, Дайте родину мою».
1914

"На кресте Тебя, Русь, распяли" (Стефан Стефанович Грааль-Арельский (Петров))

На кресте Тебя, Русь, распяли, И Твой голос певучий затих; Только ветры полынью печали Прозвенели в просторах ржаных… И от Ильменя до Рязани, От Байкала до стен Кремля — Захлебнулась в красном тумане Черноземно-ржаная земля. И с тех пор непрогляднее ночи Стала жизнь, чужда и горька, И твоею рукою, рабочий, Водит чья-то чужая рука… Потому и в глазах невеселых — Только жгучее пламя тоски, И везде — в городах и селах От свободы идут в кабаки…
5 июля 1925

Русь бесприютная (Сергей Александрович Есенин)

Товарищи, сегодня в горе я, Проснулась боль В угасшем скандалисте! Мне вспомнилась Печальная история — История об Оливере Твисте. Мы все по-разному Судьбой своей оплаканы. Кто крепость знал, Кому Сибирь знакома. Знать, потому теперь Попы и дьяконы О здравье молятся Всех членов Совнаркома. И потому крестьянин С водки штофа, Рассказывая сродникам своим, Глядит на Маркса, Как на Саваофа, Пуская Ленину В глаза табачный дым. Ирония судьбы! Мы все острощены. Над старым твердо Вставлен крепкий кол. Но все ж у нас Монашеские общины С «аминем» ставят Каждый протокол. И говорят, Забыв о днях опасных: «Уж как мы их… Не в пух, а прямо в прах… Пятнадцать штук я сам Зарезал красных, Да столько ж каждый, Всякий наш монах». Россия-мать! Прости меня, Прости! Но эту дикость, подлую и злую, Я на своем недлительном пути Не приголублю И не поцелую. У них жилища есть, У них есть хлеб, Они с молитвами И благостны и сыты. Но есть на этой Горестной земле, Что всеми добрыми И злыми позабыты. Мальчишки лет семи-восьми Снуют средь штатов без призора. Бестелыми корявыми костьми Они нам знак Тяжелого укора. Товарищи, сегодня в горе я, Проснулась боль в угасшем скандалисте. Мне вспомнилась Печальная история — История об Оливере Твисте. Я тоже рос, Несчастный и худой, Средь жидких, Тягостных рассветов. Но если б встали все Мальчишки чередой, То были б тысячи Прекраснейших поэтов. В них Пушкин, Лермонтов, Кольцов, И наш Некрасов в них, В них я, В них даже Троцкий, Ленин и Бухарин. Не потому ль мой грустью Веет стих, Глядя на их Невымытые хари. Я знаю будущее… Это их… Их календарь… И вся земная слава. Не потому ль Мой горький, буйный стих Для всех других — Как смертная отрава. Я только им пою, Ночующим в котлах, Пою для них, Кто спит порой в сортире. О, пусть они Хотя б прочтут в стихах, Что есть за них Обиженные в мире.
1924

Русь глухонемая (Максимилиан Александрович Волошин)

Из цикла «Пути России» Был к Иисусу приведён Родными отрок бесноватый: Со скрежетом и в пене он Валялся, корчами объятый. — «Изыди, дух глухонемой!» — Сказал Господь. И демон злой Сотряс его и с криком вышел — И отрок понимал и слышал. Был спор учеников о том, Что не был им тот бес покорен, А Он сказал: «Сей род упорен: Молитвой только и постом Его природа одолима». Не тем же ль духом одержима Ты, Русь глухонемая! Бес, Украв твой разум и свободу, Тебя кидает в огнь и в воду, О камни бьёт и гонит в лес. И вот взываем мы: Прииди… А избранный вдали от битв Куёт постами меч молитв И скоро скажет: «Бес, изыди!».

Русь советская (Сергей Александрович Есенин)

А.

Сахарову Тот ураган прошел. Нас мало уцелело. На перекличке дружбы многих нет. Я вновь вернулся в край осиротелый, В котором не был восемь лет. Кого позвать мне? С кем мне поделиться Той грустной радостью, что я остался жив? Здесь даже мельница — бревенчатая птица С крылом единственным — стоит, глаза смежив. Я никому здесь не знаком, А те, что помнили, давно забыли. И там, где был когда-то отчий дом, Теперь лежит зола да слой дорожной пыли. А жизнь кипит. Вокруг меня снуют И старые и молодые лица. Но некому мне шляпой поклониться, Ни в чьих глазах не нахожу приют. И в голове моей проходят роем думы: Что родина? Ужели это сны? Ведь я почти для всех здесь пилигрим угрюмый Бог весть с какой далекой стороны.

И это я! Я, гражданин села, Которое лишь тем и будет знаменито, Что здесь когда-то баба родила Российского скандального пиита. Но голос мысли сердцу говорит: «Опомнись! Чем же ты обижен? Ведь это только новый свет горит Другого поколения у хижин. Уже ты стал немного отцветать, Другие юноши поют другие песни. Они, пожалуй, будут интересней — Уж не село, а вся земля им мать». Ах, родина! Какой я стал смешной. На щеки впалые летит сухой румянец. Язык сограждан стал мне как чужой, В своей стране я словно иностранец. Вот вижу я: Воскресные сельчане У волости, как в церковь, собрались. Корявыми, немытыми речами Они свою обсуживают «жись». Уж вечер. Жидкой позолотой Закат обрызгал серые поля. И ноги босые, как телки под ворота, Уткнули по канавам тополя. Хромой красноармеец с ликом сонным, В воспоминаниях морщиня лоб, Рассказывает важно о Буденном, О том, как красные отбили Перекоп. «Уж мы его — и этак и раз-этак,- Буржуя энтого… которого… в Крыму…» И клены морщатся ушами длинных веток, И бабы охают в немую полутьму. С горы идет крестьянский комсомол, И под гармонику, наяривая рьяно, Поют агитки Бедного Демьяна, Веселым криком оглашая дол. Вот так страна! Какого ж я рожна Орал в стихах, что я с народом дружен? Моя поэзия здесь больше не нужна, Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен. Ну что ж! Прости, родной приют. Чем сослужил тебе, и тем уж я доволен. Пускай меня сегодня не поют — Я пел тогда, когда был край мой болен. Приемлю все. Как есть все принимаю. Готов идти по выбитым следам. Отдам всю душу октябрю и маю, Но только лиры милой не отдам. Я не отдам ее в чужие руки, Ни матери, ни другу, ни жене. Лишь только мне она свои вверяла звуки И песни нежные лишь только пела мне. Цветите, юные! И здоровейте телом! У вас иная жизнь, у вас другой напев. А я пойду один к неведомым пределам, Душой бунтующей навеки присмирев. Но и тогда, Когда во всей планете Пройдет вражда племен, Исчезнет ложь и грусть,- Я буду воспевать Всем существом в поэте Шестую часть земли С названьем кратким «Русь».

Русь уходящая (Сергей Александрович Есенин)

Мы многое еще не сознаем, Питомцы ленинской победы, И песни новые По-старому поем, Как нас учили бабушки и деды. Друзья! Друзья! Какой раскол в стране, Какая грусть в кипении веселом! Знать, оттого так хочется и мне, Задрав штаны, Бежать за комсомолом. Я уходящих в грусти не виню, Ну где же старикам За юношами гнаться? Они несжатой рожью на корню Остались догнивать и осыпаться. И я, я сам, Не молодой, не старый, Для времени навозом обречен. Не потому ль кабацкий звон гитары Мне навевает сладкий сон? Гитара милая, Звени, звени! Сыграй, цыганка, что-нибудь такое, Чтоб я забыл отравленные дни, Не знавшие ни ласки, ни покоя. Советскую я власть виню, И потому я на нее в обиде, Что юность светлую мою В борьбе других я не увидел. Что видел я? Я видел только бой Да вместо песен Слышал канонаду. Не потому ли с желтой головой Я по планете бегал до упаду? Но все ж я счастлив. В сонме бурь Неповторимые я вынес впечатленья. Вихрь нарядил мою судьбу В золототканое цветенье. Я человек не новый! Что скрывать?

Остался в прошлом я одной ногою, Стремясь догнать стальную рать, Скольжу и падаю другою. Но есть иные люди. Те Еще несчастней и забытей. Они, как отрубь в решете, Средь непонятных им событий. Я знаю их И подсмотрел: Глаза печальнее коровьих. Средь человечьих мирных дел, Как пруд, заплесневела кровь их. Кто бросит камень в этот пруд? Не троньте! Будет запах смрада. Они в самих себе умрут, Истлеют падью листопада. А есть другие люди, Те, что верят, Что тянут в будущее робкий взгляд. Почесывая зад и перед, Они о новой жизни говорят. Я слушаю. Я в памяти смотрю, О чем крестьянская судачит оголь. «С Советской властью жить нам по нутрю… Теперь бы ситцу… Да гвоздей немного…» Как мало надо этим брадачам, Чья жизнь в сплошном Картофеле и хлебе. Чего же я ругаюсь по ночам На неудачный, горький жребий? Я тем завидую, Кто жизнь провел в бою, Кто защищал великую идею. А я, сгубивший молодость свою, Воспоминаний даже не имею. Какой скандал! Какой большой скандал! Я очутился в узком промежутке. Ведь я мог дать Не то, что дал, Что мне давалось ради шутки. Гитара милая, Звени, звени! Сыграй, цыганка, что-нибудь такое, Чтоб я забыл отравленные дни, Не знавшие ни ласки, ни покоя. Я знаю, грусть не утопить в вине, Не вылечить души Пустыней и отколом. Знать, оттого так хочется и мне, Задрав штаны, Бежать за комсомолом.

Русь (Яков Павлович Бердников)

В нужде гонимая веками, Томясь в оковах злых, не ты ль, Гремя стозвонно кандалами, Шла, опираясь на костыль?.. В лаптях, в оборванной сермяге, Полна страданий и утрат, Ты утопала в горькой влаге От городов до хмурых хат. Твой бог дремал в далеких тучах. Коснел в безмолвии простор, А на костях твоих могучих Судьбы решался приговор. Но дни пришли… И в миг суровый Ты, сбросив с плеч ярмо вериг, Взорлила к солнцу жизни новой И окрылила красный сдвиг. Во мгле народных суеверий Движеньем бурь, под лязг мечей, Ты распахнула тюрем двери, Смела тиранов, палачей. И там, где люди, изнывая, Стонали, падая во мрак, Не ты ли, Русь моя родная, Зажгла Немеркнущий Маяк?…

Русь (Владимир Иванович Нарбут)

Деревня на пригорке — В заплатанной сорочке: Избушки, как опорки, Овины — моха кочки. Поломанные крылья, Костлявые скелеты — То ветряки. И пылью Грустит над ними Лето. Убогие ходули Надев, шагают тучи. И клеет желтый улей Зной, точно мед, тягучий.
1909

Русь (Иван Саввич Никитин)

Под большим шатром Голубых небес — Вижу — даль степей Зеленеется. И на гранях их, Выше темных туч, Цепи гор стоят Великанами. По степям в моря Реки катятся, И лежат пути Во все стороны. Посмотрю на юг — Нивы зрелые, Что камыш густой, Тихо движутся; Мурава лугов Ковром стелется, Виноград в садах Наливается. Гляну к северу — Там, в глуши пустынь, Снег, что белый пух, Быстро кружится; Подымает грудь Море синее, И горами лед Ходит по морю; И пожар небес Ярким заревом Освещает мглу Непроглядную… Это ты, моя Русь державная, Моя родина Православная! Широко ты, Русь, По лицу земли В красе царственной Развернулася! У тебя ли нет Поля чистого, Где б разгул нашла Воля смелая? У тебя ли нет Про запас казны, Для друзей — стола, Меча — недругу? У тебя ли нет Богатырских сил, Старины святой, Громких подвигов? Перед кем себя Ты унизила? Кому в черный день Низко кланялась? На полях своих, Под курганами, Положила ты Татар полчища. Ты на жизнь и смерть Вела спор с Литвой И дала урок Ляху гордому. И давно ль было, Когда с Запада Облегла тебя Туча темная? Под грозой ее Леса падали, Мать сыра-земля Колебалася, И зловещий дым От горевших сел Высоко вставал Черным облаком! Но лишь кликнул царь Свой народ на брань — Вдруг со всех концов Поднялася Русь. Собрала детей, Стариков и жен, Приняла гостей На кровавый пир. И в глухих степях, Под сугробами, Улеглися спать Гости навеки. Хоронили их Вьюги снежные, Бури севера О них плакали!.. И теперь среди Городов твоих Муравьем кишит Православный люд. По седым морям Из далеких стран На поклон к тебе Корабли идут. И поля цветут, И леса шумят, И лежат в земле Груды золота. И во всех концах Света белого Про тебя идет Слава громкая. Уж и есть за что, Русь могучая, Полюбить тебя, Назвать матерью, Стать за честь твою Против недруга, За тебя в нужде Сложить голову!
1851

Русь (Андрей Белый)

Поля моей скудной земли Вон там преисполнены скорби. Холмами пространства вдали Изгорби, равнина, изгорби!

Косматый, далекий дымок. Косматые в далях деревни. Туманов косматый поток. Просторы голодных губерний. Просторов простертая рать: В пространствах таятся пространства. Россия, куда мне бежать От голода, мора и пьянства? От голода, холода тут И мерли, и мрут миллионы. Покойников ждали и ждут Пологие скорбные склоны. Там Смерть протрубила вдали В леса, города и деревни, В поля моей скудной земли, В просторы голодных губерний.
1908, Серебряный Колодезь

Русь (Сергей Александрович Есенин)

1 Потонула деревня в ухабинах, Заслонили избенки леса. Только видно, на кочках и впадинах, Как синеют кругом небеса. Воют в сумерки долгие, зимние, Волки грозные с тощих полей. По дворам в погорающем инее Над застрехами храп лошадей. Как совиные глазки, за ветками Смотрят в шали пурги огоньки. И стоят за дубровными сетками, Словно нечисть лесная, пеньки. Запугала нас сила нечистая, Что ни прорубь — везде колдуны. В злую заморозь в сумерки мглистые На березках висят галуны. 2 Но люблю тебя, родина кроткая! А за что — разгадать не могу. Весела твоя радость короткая С громкой песней весной на лугу. Я люблю над покосной стоянкою Слушать вечером гуд комаров. А как гаркнут ребята тальянкою, Выйдут девки плясать у костров. Загорятся, как черна смородина, Угли-очи в подковах бровей. Ой ты, Русь моя, милая родина, Сладкий отдых в шелку купырей. 3 Понакаркали черные вороны: Грозным бедам широкий простор. Крутит вихорь леса во все стороны, Машет саваном пена с озер. Грянул гром, чашка неба расколота, Тучи рваные кутают лес. На подвесках из легкого золота Закачались лампадки небес. Повестили под окнами сотские Ополченцам идти на войну. Загыгыкали бабы слободские, Плач прорезал кругом тишину. Собиралися мирные пахари Без печали, без жалоб и слез, Клали в сумочки пышки на сахаре И пихали на кряжистый воз. По селу до высокой околицы Провожал их огулом народ… Вот где, Русь, твои добрые молодцы, Вся опора в годину невзгод. 4 Затомилась деревня невесточкой — Как-то милые в дальнем краю? Отчего не уведомят весточкой, — Не погибли ли в жарком бою? В роще чудились запахи ладана, В ветре бластились стуки костей. И пришли к ним нежданно-негаданно С дальней волости груды вестей. Сберегли по ним пахари памятку, С потом вывели всем по письму. Подхватили тут родные грамотку, За ветловую сели тесьму. Собралися над четницей Лушею Допытаться любимых речей. И на корточках плакали, слушая, На успехи родных силачей. 5 Ах, поля мои, борозды милые, Хороши вы в печали своей! Я люблю эти хижины хилые С поджиданьем седых матерей. Припаду к лапоточкам берестяным, Мир вам, грабли, коса и соха! Я гадаю по взорам невестиным На войне о судьбе жениха. Помирился я с мыслями слабыми, Хоть бы стать мне кустом у воды. Я хочу верить в лучшее с бабами, Тепля свечку вечерней звезды. Разгадал я их думы несметные, Не спугнет их ни гром и ни тьма. За сохою под песни заветные Не причудится смерть и тюрьма. Они верили в эти каракули, Выводимые с тяжким трудом, И от счастья и радости плакали, Как в засуху над первым дождем. А за думой разлуки с родимыми В мягких травах, под бусами рос, Им мерещился в далях за дымами Над лугами веселый покос. Ой ты, Русь, моя родина кроткая, Лишь к тебе я любовь берегу. Весела твоя радость короткая С громкой песней весной на лугу.
1914

Русь (Сергей Митрофанович Городецкий)

Русь! Что больше и что ярче, Что сильней и что смелей! Где сияет солнце жарче, Где сиять ему милей? Поле, поле! Всё раздолье, Вся душа — кипучий ключ, Вековой вспененный болью, Напоенный горем туч. Да, бедна ты, и убога, И несчастна, и темна, Горемычная дорога Всё еще не пройдена. Но и нет тебя счастливей На стремительной земле, Нету счастья молчаливей, Нету доли горделивей, Больше света на челе. У тебя в глуши родимой Люд упорней, чем кремень, Гнет терпел невыносимый В темной жизни деревень. У тебя по черным хатам Потом жилистой руки Дням раздольным и богатым Копят силу мужики. У тебя по вешним селам Ходят девушки-цветы, Днем не смаяны тяжелым, Правдой юности святы. Горе горькое изжито! Вся омытая в слезах, Плугом тягостным разрыта, Солнцу грудь твоя открыта, Ты придешь к нему в боях!
1907

Русь (Александр Александрович Блок)

Ты и во сне необычайна. Твоей одежды не коснусь. Дремлю — и за дремотой тайна, И в тайне — ты почиешь, Русь. Русь, опоясана реками И дебрями окружена, С болотами и журавлями, И с мутным взором колдуна, Где разноликие народы Из края в край, из дола в дол Ведут ночные хороводы Под заревом горящих сел. Где ведуны с ворожеями Чаруют злаки на полях И ведьмы тешатся с чертями В дорожных снеговых столбах. Где буйно заметает вьюга До крыши — утлое жилье, И девушка на злого друга Под снегом точит лезвее. Где все пути и все распутья Живой клюкой измождены, И вихрь, свистящий в голых прутьях, Поет преданья старины… Так — я узнал в моей дремоте Страны родимой нищету, И в лоскутах ее лохмотий Души скрываю наготу. Тропу печальную, ночную Я до погоста протоптал, И там, на кладбище ночуя, Подолгу песни распевал. И сам не понял, не измерил, Кому я песни посвятил, В какого бога страстно верил, Какую девушку любил. Живую душу укачала, Русь, на своих просторах ты, И вот — она не запятнала Первоначальной чистоты. Дремлю — и за дремотой тайна, И в тайне почивает Русь. Она и в снах необычайна, Ее одежды не коснусь.
24 сентября 1906

"Свой крестный путь превозмогая" (Петр Васильевич Орешин)

Свой крестный путь превозмогая, Крутой свершая поворот, К ржаным колосьям Русь святая Непобедимая идёт. Изба — душистое кадило, Поля — заиндевелый храм. Святая Мати через силу Идёт к Исусу по горам. Глаза — лазоревые реки, Уста — расцветшие холмы. Нетленны в русском человеке Отцов и прадедов псалмы. Мечта — несказанное Слово, Душа — нечитанный Псалтырь. Шумит под колоколом новым В снегах таёжная Сибирь. Со всех сторон на Русь святую Бросают петли, но вовек От Бога в сторону другую Не мыслил русский человек. Ни войны, выдумки царёвы, Ни кровь, ни козни тяжких смут, — В душе народной Божье Слово И волю Божью не убьют.
[1917]

Святая Русь (Максимилиан Александрович Волошин)

А М. Петровой Суздаль да Москва не для тебя ли По уделам землю собирали, Да тугую золотом суму? В рундуках приданое копили, И тебя невестою растили В расписном да тесном терему? Не тебе ли на речных истоках Плотник-Царь построил дом широко — Окнами на пять земных морей? Из невест красой, да силой бранной Не была ль ты самою желанной Для заморских княжих сыновей? Но тебе сыздетства были любы — По лесам глубоких скитов срубы, По степям кочевья без дорог, Вольные раздолья да вериги, Самозванцы, воры да расстриги, Соловьиный посвист да острог. Быть Царевой ты не захотела — Уж такое подвернулось дело: Враг шептал: развей да расточи, Ты отдай казну свою богатым, Власть — холопам, силу — супостатам, Смердам — честь, изменникам — ключи. Поддалась лихому подговору, Отдалась разбойнику и вору, Подожгла посады и хлеба, Разорила древнее жилище, И пошла поруганной и нищей, И рабой последнего раба. Я ль в тебя посмею бросить камень? Осужу ль страстной и буйный пламень? В грязь лицом тебе ль не поклонюсь, След босой ноги благословляя, — Ты — бездомная, гулящая, хмельная, Во Христе юродивая Русь!
19 ноября 1911, Коктебель

Всего стихотворений: 16

Количество обращений к теме стихотворений: 5816

Русь

Ой ты Русь моя святая,
Поле – русая коса…
У озер родного края
Удивленные глаза.

По утрам на красной зорьке
Под напевы петухов,
Шумно судят на пригорке
Бабы местных пастухов.

Далеко, где солнце зреет
Полыхающим костром,
Там Зорянка в поле сеять
Вышла с маковым зерном.

В.Милюхин

***

Родина моя, святая Русь.
Колокольный звон, тропинки да поля.
Головой к траве живой прижмусь –
Пусть поет о вечности земля.

Пусть плывет над озером туман,
Пусть ложатся вечера в ручей,
Одного прошу – обнять твой стан,
Слиться с необъятностью твоей.

И вдали мне вторит стая птиц,
В синеве торжественно паря.
Пред тобой я преклоняюсь ниц,
Русь святая, Родина моя!

***

Святая Русь

А.М.Петровой

Суздаль да Москва не для тебя ли
По уделам землю собирали
Да тугую золотом суму?
В рундуках приданое копили
И тебя невестою растили
В расписном да тесном терему?

Не тебе ли на речных истоках
Плотник-Царь построил дом широко —
Окнами на пять земных морей?
Из невест красой да силой бранной
Не была ль ты самою желанной
Для заморских княжих сыновей?

Но тебе сыздетства были любы —
По лесам глубоких скитов срубы,
По степям кочевья без дорог,
Вольные раздолья да вериги,
Самозванцы, воры да расстриги,
Соловьиный посвист да острог.

Быть царевой ты не захотела —
Уж такое подвернулось дело:
Враг шептал: развей да расточи,
Ты отдай казну свою богатым,
Власть — холопам, силу — супостатам,
Смердам — честь, изменникам — ключи.

Поддалась лихому подговору,
Отдалась разбойнику и вору,
Подожгла посады и хлеба,
Разорила древнее жилище
И пошла поруганной и нищей
И рабой последнего раба.

Я ль в тебя посмею бросить камень?
Осужу ль страстной и буйный пламень?
В грязь лицом тебе ль не поклонюсь,
След босой ноги благословляя, —
Ты — бездомная, гулящая, хмельная,
Во Христе юродивая Русь! Петровой

Суздаль да Москва не для тебя ли
По уделам землю собирали
Да тугую золотом суму?
В рундуках приданое копили
И тебя невестою растили
В расписном да тесном терему?

Не тебе ли на речных истоках
Плотник-Царь построил дом широко —
Окнами на пять земных морей?
Из невест красой да силой бранной
Не была ль ты самою желанной
Для заморских княжих сыновей?

Но тебе сыздетства были любы —
По лесам глубоких скитов срубы,
По степям кочевья без дорог,
Вольные раздолья да вериги,
Самозванцы, воры да расстриги,
Соловьиный посвист да острог.

Быть царевой ты не захотела —
Уж такое подвернулось дело:
Враг шептал: развей да расточи,
Ты отдай казну свою богатым,
Власть — холопам, силу — супостатам,
Смердам — честь, изменникам — ключи.

Поддалась лихому подговору,
Отдалась разбойнику и вору,
Подожгла посады и хлеба,
Разорила древнее жилище
И пошла поруганной и нищей
И рабой последнего раба.

Я ль в тебя посмею бросить камень?
Осужу ль страстной и буйный пламень?
В грязь лицом тебе ль не поклонюсь,
След босой ноги благословляя, —
Ты — бездомная, гулящая, хмельная,
Во Христе юродивая Русь!

М.Волошин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *